Youversity News Slider - модуль joomla Окна

Клуб ученых «Встречи в ТИГИ» открывает новый очередной сезон

11 октября 2017 года в конференц-зале Национального музея Республики Тыва в рамках лекторской аудитории  «Колеса знаний» состоялось очередное заседание клуба ученых «Встречи в ТИГИ».

На  этот раз ученые и исследователи имели возможность встретиться с  директором научного Центра по изучению эпоса «Джангар» Института монголоведения, профессором Государственного университета  Внутренней Монголии в г. Хух-Хото (на тувинском языке - Кок кода) Даваа Таяа и его аспирантом, выпускником филологического факультета Государственного университета Республики Калмыкия - Босхомджиевым Мергеном.

Профессор Д. Таяа приехал в Туву в конце сентября 2017 г. Работал в основном в научной библиотеке и научном архиве Тувинского института гуманитарных и прикладных социально-экономических исследований над изучением архивных материалов и научных публикаций, касающихся   народных, богатырских сказок тувинцев и их героического эпоса. Кроме Тувы он со своим учеником посетил Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории. Его интересовало наличие в тувинских богатырских сказаниях заимствований из эпоса «Джангар» и наоборот – присутствие эпосов тувинских и хакасских, так как он является специалистом по изучению героического эпоса ойрат-калмыцкого народа «Джангар».

Ученый Д. Таяа  и его калмыцкий ученик являются представителями ойратского народа, а конкретнее, принадлежат к одному из четырех племенных объединений ойратов – торгутам, входивших  в состав дорбэн-ойратов.  В китайских источниках цинского периода и калмыцких исторических документах, предками торгутов называют древнемонгольское племя кереитов и их предводителя Ван-хана Тогорила. Общеизвестно, что наиболее раннее упоминание о предках торгутов содержится в монгольском источнике  "Шара Туджи", где утверждается, что "торгуты - потомки кереитскогоОнг-хана" (Torγudgegči KereyidOngqan-u üre). Кереиты принимали активное участие в этногенезе торгутов, и в наше время автором новейшего монографического исследования, посвященного этногенезу калмыцкого народа, Г.О. Авляевым они отмечаются "как один из древних, субстратных и постоянных этнических элементов в составе торгоутовских улусов».

В работе В.П. Санчирова «О происхождении этнонима торгут и народа, носившего это название», опубликованного в сборнике  Бурятского научного центра СО РАН «Монголо-бурятские этнонимы» (Улан-Удэ, 1996)  отмечается, что «по утверждению П.С. Палласа, торгуты сложились в «особую орду» и отделились от остальных ойратов позднее, чем другие ойратские этнополитические объединения хошутов, джунгаров и дэрбэтов. Он приводит мнение некоторых своих информантов из волжских калмыков о том, что этноним торгут произошел от слов «Turuk или Turugut, что означало тоже, что и Uendur (великаны), или высокие люди. Причем эти же калмыки утверждали, что «гвардия телохранителей Чингисхана, в которых они хотели видеть предков торгутской знати носила это имя». В материале, опубликованной в Википедии, в настоящее время торгуты проживают в Монголии, Китае  и в России. Общая численность их во всем мире составляет 200 тысяч человек.

Во время встречи с научной и творческой интеллигенцией и студенческой молодежью Тувы, профессор Таяа подробно рассказал о своей научной работе, о деятельности, как Центра джангароведения, так и  научно-исследовательского института монголоведения и университета. В своей лекции профессор Таяа подробно остановился на вопросах исследования героического эпоса «Джангар», над которым он много лет работает. По его утверждению, в Китае огромное внимание уделяется исследованию устного народного творчества малых народов. С целью достижения успехов в изучении, сохранении образцов народного творчества и традиционной культуры различных народностей, в Китае создаются даже отдельные научно-исследовательские институты. На развитие гуманитарной науки в Китае, по его утверждению, выделяются немалые финансовые средства, так как руководство страны считает приоритетным, прежде всего, исследование истории, языка и традиционной культуры народов, что помогает создать предпосылки для их дальнейшего сохранения как уникального и самобытного явления, в целом, всего Китая.  Например, всесторонним изучением героического эпоса тибето-монгольских народов «Гэсэр» в Китае занимаются множество научных и образовательных центров и научно-исследовательских институтов. Так, в Китае сегодня ведутся подготовительные работы по включению эпоса ойратского народа «Джангар» в список шедевров культурного наследия мирового значения - ЮНЕСКО.

Как стало известно из лекции профессора Таяа, при изучении эпических песен «Джангара», записанных у различных этнических  монгольских народов, во всех странах, в основном, применяется сравнительно-типологический метод. Данный метод помогает исследователям выявить общее и отличное в сюжетах, образах  эпоса, что продиктовано общностью происхождения этих народов и своеобразиями их исторического развития. За весь период существования этого эпоса, несомненно, каждая народ носит свой вклад  в его развитие. Сюжетная линия, поэтические фигуры, жанровая специфика,   образы персонажей,  исполнительский стиль джангарчи – все это относится к эпической поэтике эпоса, который тесно увязан с искусством джангарчи. 

Из лекции профессора Тая слушатели узнали, что сегодня известны всего 267 версий песен эпоса «Джангар». Записи 77 песен-вариантов хранятся в Калмыкии. В настоящее время продолжают бытовать традиции певцов и сказителей по исполнению данного эпоса, в которых, неизменно,  сохраняются особенности повествования всех регионов монгольских народов, где исполняется  этот эпос. Записи «Джангара»  осуществлялись учеными в разные времена в Калмыкии, Синьцзяне и Монголии. Запись в Калмыкии песен "Джангара" была начата в основном с середины XIX века. Необходимо отметить, что в России большой вклад в изучение памятника внесли академики Б.Я. Владимирцов и С.А. Козин, а также в работе по собиранию и опубликовании песен эпоса внесли свой вклад такие российские ученые, как К.Ф. Голстунский, Н.И.Михайлов, А.А.Бобровников, а в начале и первые десятилетия XX века - И.И. Попов, В.Л. Котвич, Н.О. Очиров, Б.Б. Дорджиев и другие.

  В последние десятилетия по «Джангру» изданы десятки книг - исследования, сборники текстов песен на разных языках, собран значительный объем полевого материала. Имеются монография "Героический эпос «Джангар»   А.Ш. Кичикова,     кандидатская диссертация A.B. Кудиярова "Художественный стиль калмыцкого эпоса «Джангар» и вопросы его исторической интерпретации", работа С.Ю. Неклюдова  «Героический эпос монгольских народов». Языковым особенностям эпоса свои научные изыскания посвятили Г. Ц. Пюрбеев "Эпос "Джангар": культура и язык" и Б.Х.Тодаева "Опыт лингвистического изучения эпоса "Джангар". 

Профессор Таяа упомянул о существовании  различных направлений исполнения эпоса джагарчи.  По утверждению д. ф. н., известного калмыцкого  исследователя эпоса «Джангар» Н.Ф. Биткеева, самой крупной из них считается калмыцкая школа джангарчи Ээляна Овла (1857-1920 гг.).  И в настоящее время носители традиции упомянутого певца "Джангара" до сих пор имеются в Калмыкии. Присутствующие на лекции-встрече исследователи единодушно согласились с мнением профессора Таяа, что и для эпоса «Джангар», так и для других образцов сказительского искусства главным условием для их дальнейшего существования и бытования является, несомненно, наличие  живой связи поколений джангарчи, туульчи (тув. тоолчу). Профессор Таяа подтвердил в своей лекции, что традиция исполнения «Джангара» в Синьцзяне Китая  также жива по сегодняшний день и записаны около одной тысяч записей. Обычно эпос джангарчи исполняют в двух вариантах: пением и устным рассказом.  А в Монголии «Джангар» не относят к числу героических эпосов. Монгольские исследователи эпос «Джангар» рассматривают как обычную богатырскую сказку. На сегодняшний день в Монголии выявлены около двадцати туульчи - исполнителей и известны более сорока записей песен о «Джангаре». Значительный вклад по записи и публикации песен эпоса "Джангар" внесли и монгольские ученые: академики Б. Ринчен и Ц. Дамдинсурэн, профессора Д. Ценд, Б. Содном, У. Загдсурэн, Х. Лубсанбалдан, П. Хорлоо и др.  

Профессор Таяа  информировал слушателей, что один из интересных и уникальных, на его взгляд, вариантов песни из эпоса «Джангар»   был записан Н.Ф. Катановым во время его экспедиции по Туве.Также вкратце рассказал о  национальных художественных формах, которые были приобретены в  условиях исторического развития народов, имеющих отношение к данному эпосу.  В Туву и Хакассию профессора Таяа привели поиски сходства "Джангара" с эпическими произведениями народов, находившихся в каких-либо связях с ойрат-калмыками. Он также поделился некоторыми своими наблюдениями по методике исследования «Джангара». Если раньше ученые старались записывать сказителей, стараясь вносить в их исполнение свои корректировки, то сегодня китайские исследователи данного эпоса не вмешиваются в творчество джангарчи. Для них интерес представляет даже ошибки и запинки сказателей, их интерпретации. Если раньше исследователи больше обращали внимание только лишь на текст эпоса или на то, что воспроизводит сказитель, то сегодня они считают важным изучить где, в какой культурной и духовной среде, в каких географических, исторических, и даже, политических условиях создавалась та или другая песнь эпоса.

Во время чтения лекции присутствующие отметили, что профессор Таяа является глубоким знатоком объекта своего исследования: он ознакомил слушателей  как собственными научными работами и монографиями, так и  трудами  ученых России, Монголии и других зарубежных стран,  занимающихся исследованием «Джангара» и эпосов других народов. В конце своего выступления профессор Таяа продемонстрировал собственное исполнение эпоса «Джангар», тем самым он показал, что научный исследователь, желающий постичь тайны народной мудрости, смысл и содержание  изучаемого материала, не  должен заниматься лишь сбором фольклорного материала  и их анализом, но и сам обязан быть  джангарачи, т.е., сказителем и уметь пропускать тему исследования через свое сердце, а иначе невозможно понять до конца культуру, устное народное творчество, историю, язык, обычаи и традиции и душу народа, который является живым носителем этих бесценных знаний.

 

У. Бичелдей,

Руководитель  отдела международных

и межрегиональных связей ТИГПИ, доктор религиоведения

 

А также предлагаем 2 информации для интересующихся эпосом «Джангар»:   

  1. Из официального сайта КалмГУ: http://www.kalmsu.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=7101:2017-08-11-08-39-32&catid=1:news&Itemid=333

В 2017 г.  начала свою работу Международная экспедиция «Джангар» – 2017». Эта научно-исследовательская экспедиция была организована  Министерством  образования, культуры, науки и спорта  Монголии  (Монголия), Северо-западным  университетом  национальностей  (г. Ланджоу, Китай) и  Общественной  организацией  «Джангар»  (Монголия) при поддержке МИД Монголии,  Национальной  комиссии  Монголии ЮНЕСКО,  Института  языка и литературы Академии наук Монголии,  Центра  по изучению эпоса «Джангар» Университета Внутренней Монголии КНР,  Общества  по изучению Ойратов СУАР КНР, ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им.Б.Б.Городовикова»,  Калмыцкого научного центра  РАН,  Монгольской  телевизонной  компании  «25 канал», Монгольской  телевизонной  компании  «МВС ТВ».

Целью  экспедиции явилось:  изучение  современного состояния эпической традиции «Джангара»,  устного народного творчества, современного быта, культуры и  обычаев  монгольских народов.   Экспедиция работала в течение 40 дней на территории   Монголии, России, Казахстана, Кыргызстана. 

  9 августа в Международном научном центре «Культурное наследие монгольских народов» г. Элисты  Калмыкии прошел круглый стол  под названием «Сказитель – создатель, носитель, хранитель и популяризатор эпического наследия»   с участием членов указанной Международной экспедиции.

В ходе обсуждения проблем сохранения института сказительства и героического эпоса «Джангар» в современных условиях на круглом столе выступили  кандидат культуролологии, заместитель министра культуры и туризма Республики Калмыкия Н.Д.  Санджиев, руководитель Международной экспедиции «Исследование «Джангара» Мягмярсурэн Дэмбээ  (г. Улангом, Монголия),  преподаватель Китайского Народного университета Лиан Кун  (г. Пекин, Китай),  заведующая отделом фольклора Института языка и литературы Академии наук Монголии Алимаа Аюшжав  (г. Улаанбатор, Монголия),   профессор Северо-западного университета национальностей Цэцэнмонг  (г. Ланджоу, Китай).

  Кроме этого, в работе круглого стола приняли участие  исполнители калмыцкого героического эпоса «Джангар» Б. Очир-Горяев, Д.Б. Нандышев, Б.Э-Г.Лиджи-Горяев,  а также калмыцких народных протяжных песен Т.В. Дорджиева, З.Х.Имкинова.

На этом научном форуме прозвучали следующие доклады: доктора филологических наук, директора Международного научного центра «Культурное наследие монгольских народов» при ФГБОУ ВО «КалмГУ» Е. Э. Хабунова по теме  «Эпос «Джангар» в современном исполнении: традиция и новации»;  к. филол.н., и.о. директора Института калмыцкой филологии и востоковедения ФГБОУ ВО «КалмГУ» М.А.  Лиджиева по теме «Калмыцкий героический эпос «Джангар» в образовательной программе ИКФВ КалмГУ»; к. филол. Н., доцента, старшего научного сотрудника научного отдела КалмГУ  Э.У. Омакаева по теме «Идиолект сказителя в словаре языка калмыцкого героического эпоса «Джангар»: лексикон джангарчи Бадмы Обушинова»; кандидата филологических наук, специалиста  Международного научного центра «Культурное наследие монгольских народов» ФГБОУ ВО «КалмГУ» Б.М. Коваева по теме «Калмыцкий героический эпос «Джангар»: современные технологии обучения»; аспирант ФГБОУ ВО «КалмГУ» специальности «фольклористика» Б.В. Эльбикова -«Эпические мотивы в сказках сборника «Седклин кюр»; учителя калмыцкого языка и литературы МБОУ «СОШ №12» г. Элисты Ф.С. Шорваева «Калмыцкая молодежь в популяризации героического эпоса «Джангар».    

2.     Информация из автореферата кандидатской диссертации Салыковой Валерии Васильевны: «Лексико-стилистические особенности языка синьцзян-ойратской и калмыцкой версий эпоса «Джангар» , опубликованной в интернет-ресурсе:http://www.dslib.net/jazyki-mira/leksiko-stilisticheskie-osobennosti-jazyka-sinczjan-ojratskoj-i-kalmyckoj-versij.html

 

Бытование героического эпоса «Джангар» в России

Объективное обобщение накопленного опыта - необходимое условие для характеристики современного состояния джангароведения, определения очередных задач, приоритетных направлений и перспективных путей дальнейших научных изысканий. Современное состояние отечественного джангароведения определяется всем предшествующим этапом его становления и развития. История формирования данной отрасли востоковедения в России, к сожалению, еще не стала объектом специального исследования. Отрывочные, разрозненные сведения по этой теме обычно растворяются в общей картине развития монголоведческой науки в целом, которая пунктирно, крупными вехами обозначена в соответствующих обзорах и сборниках.

Историография любой науки имеет особую значимость: она символизирует самодостаточность научного направления, весомый багаж прошлого, свои традиции. По существу историография любого систематизированного научного знания - это его биография в лицах.

В истории российского джангароведения можно выделить несколько этапов. Начальный этап характеризуется сбором и публикацией первых записей «Джангара». Эпос передавался народными певцами-джангарчи изустно, но благодаря стараниям ученых он был записан и неоднократно издавался.

Если синьцзян-ойратская версия опубликована относительно недавно и имеет небольшую историографию в отечественном джангароведении (А. Ш. Кичиков, Н. Ц. Биткеев, Э. Б. Овалов, Б.Х. Тодаева, Е. Э. Хабунова, В. 3. Церенов, Ц. Б. Селеева и др.), то история записи, публикации и изучения калмыцкого «Джангара» восходит к нач. 19 в. и насчитывает уже два столетия и связана с такими именами, как В. Бергманн, А. А. Бобровников, К. Ф. Голстунский, А. М. Позднеев, В. Л. Котвич, Б. Я. Владимирцов, С. А. Козин, Ц. Дамдинсурэн, А. Ш. Кичиков, С. Ю.Неклюдов, Н. Ц. Биткеев, Э. Б. Овалов, А. В. Кудияров, Н. Б. Пюрвеева, Т. Г. Басангова, Е. Э. Хабунова, В. 3. Церенов, Б. Дамринжав и др.

Впервые европейские ориенталисты получили возможность познакомиться с калмыцким эпосом в 1804 году благодаря немецкому ученому-путешественнику В. Бергману, который опубликовал в изложении на немецком языке одну героическую песнь «Джангара», а год спустя, в 1805 году, - легенду о Джангаре. Ценность этого изложения не утрачена и поныне.

О бытовании «Джангара» у калмыков упоминали и другие ученые-ориенталисты, путешественники, приезжавшие в калмыцкие степи в основном с целью сбора этнографического материала. Одним из них был П. Небольсин. Он писал: «У калмыков есть еще целые поэмы, называемые «Джангар», слагаемые из нескольких больших песен, из которых каждая представляет отдельное целое. Они бывают таких огромных размеров, что на пересказ их надо употреблять несколько суток. «Джангар» сохраняется не на письме, а передается певцами из рода в род, в потомство устно» [Небольсин 1852: 185].

Судьба каждого произведения неповторима. Особое место в ней занимает перевод на другие языки. Переводческая деятельность сопряжена со множеством трудностей. Здесь возникают проблемы, связанные, во-первых, с особенностями лексики оригинала, во-вторых, со спецификой художественно-изобразительных средств, в-третьих, с своеобразием картины мира.

С середины XIX в. началась активная работа по переводу записей текстов песен "Джангара". Так, в 1854 г. преподаватель Санкт-Петербургского университета А. А. Бобровников опубликовал в русском переводе песнь "Джангара", записанную сотрудником Русского географического общества Н. И. Михайловым в Багацохуровском улусе.

Комментируя свой перевод, Бобровников пишет, что «Джангар» - весьма интересное явление, ибо это - «во-первых, оригинальное калмыцкое произведение и, следовательно, уже большая редкость, а во-вторых, это произведение народное и потому представляет собою живое изображение понятий и склонностей калмыка» [Бобровников 1854].

Заслуга А. Бобровникова заключается в том, что он первый представил на суд русского читателя песнь «Джангара». Русский перевод А. А. Бобровникова заинтересовал ученых-востоковедов. Так, например, арабист Ф. И. Эрдманн осуществил перевод этой песни «Джангара» с русского на немецкий язык.

Оригинал этой песни был обнаружен только в 1979 году В. 3. Цереновым в архиве РГО в Санкт-Петербурге. Речь идет о песне "Победа Алого Хонгора и Тяжелорукого Савара над семью богатырями свирепого Замбал-хана", которая была опубликована на современном калмыцком языке в 1990 г. с переводом на русский язык, выполненным Н. Ц. Биткеевым и Э. Б. Оваловым.

В 1864 г. проф. Санкт-Петербургского университета К.Ф. Голстунский впервые издал литографическим способом на старописьменном калмыцком языке (тодо бичиг) две эпические песни «Джангара» («Глава о свирепом Шара Гюргю» и «Глава о свирепом Хара Кинесе»), обнаруженные им во время поездки в калмыцкие кочевья в 1862 г. [Голстунский 1864].

Песнь «О том, как Улан Хонгор шальной строгого Шара-Мангас-хана доставил живым» — по рукописи Санджирхаева — была впервые опубликована профессором А. М. Позднеевым в 1911г.

Бытование героического эпоса «Джангар» в Синьцзяне

Бытование героического эпоса «Джангар» у ойратов, населяющих различные районы Китая, долгое время оставалось спорным, хотя отдельные утверждения в пользу существования памятника в литературе высказывались.

Так, Г. Н. Потанин в 1895 году писал: «Мне известно, что «Джангар» есть и у китайских калмыков, то есть у торгутов, живущих по реке Эдзин-гол, а также, вероятно, его знают и остальные сородичи астраханских калмыков, олеты Алашаня и Хухнора в северо-восточном Тибете» [Потанин 1890:45].

Записать же и опубликовать песни эпоса в то время специалистам не удалось. Академик Б. Я. Владимирцов в 1923г. признавал: «относительно того, в каком положении находится героический эпос у тех калмыков, ойратов, которые укочевали с Волги и живут теперь в Джунгарии и на Тянь-Шане, у нас имеет очень мало данных. По слухам, они, как это и следовало бы ожидать, принесли с собой на новую родину с Волги и «Джангар» [Владимирцов 1923: 57]. Поэма эта известна, и до сих пор распевается там, где главным образом торгуты. Далее он сообщал, что однажды на южном Алтае ему пришлось встретиться с молодым торгутом, выходцем из джунгарских ойратов, который знал отрывки из Джангариады и даже мог их петь под аккомпанемент домбры.

Редкие свидетельства существования эпоса «Джангар» у ойратов позже все же появились в печати.

В 1950г. китайский литератор Бянь Юань издал одну поэму из этого эпоса, услышанную им в конце тридцатых годов от сказителя Манджи. Текст, озаглавленный «Хунгур», воспроизведенный Бянь Юанем через несколько лет по памяти в стихах на китайском языке, трудно даже назвать переложением, настолько он отошел от ойратского оригинала, хотя эпическая канва, характерная для «Джангара», в общих чертах сохранилась.

Более любопытно представляется «Легенда о Джехангире», опубликованная торгутской собирательницей фольклора Нирджидмой в 1937г. в Париже. Книга, вышедшая в серии музыкальных изданий музея Гиме, содержит французские переводы, ноты и отрывки на ойратском «ясном письме» вместе с латинской транскрипцией наиболее популярных ойратских песен и поэм. Приложена карта торгутских кочевий в Синьцзяне. В конце 70-х гг. того же столетия в Китае была начата планомерная работа по сбору и публикации текстов эпоса «Джангар». В результате системной и целенаправленной экспедиционной деятельности было записано около 70 песен.

Первые записи песен «Джангара» в Синьцзяне приходятся на самый конец 70-х годов. Начало этой работы было положено преподавателем университета Внутренней Монголии Буян-хишигом и сотрудником Синьцзянского книжного издательства Т. Бадмой, подготовившими первый сборник «Джангара». Позже к ним присоединились фольклористы Т. Джамцо, Дж. Батунасан и др. За сравнительно короткое время общими усилиями было записано огромное количество песен. Так Т. Джамцо сообщает о записи шестидесяти шести песен и сорока вариантов к ним.

Сказания «Джангара» известны во всех районах Синьцзяна, населенных ойратами. Кроме того, эпос бытует активно у небольшой группы чахаров, переселившихся в XVIII в. из Южной Монголии, и проживающих в настоящее время в автономном округе Бортала. Известный китайский джангаровед Ж. Ринчиндорджи приводит примеры распространения «Джангара» и среди других национальностей, населяющих Синьцзян.

Доминирующая форма бытования «Джангара» в Синьцзяне - устная, но прежде существовало немало и списков эпоса. Ж. Ринчиндорджи делит их на три группы. К первой он относит списки, имевшие хождение в 19в. Из подобных рукописей джангарчи Лиджи заучил песнь «О Мала Хавха-хане», сказитель Хара - песнь «О Шар Герел-хане». Следующую группу составляют записи, произведенные в двадцатые сороковые годы двадцатого века. В третью группу Ж. Ринчиндорджи включает списки калмыцкого «Джангара», сборник которого в сороковые годы двадцатого века привез и распространил Болд, обучавшийся в то время в Ташкенте.

Крупным событием в китайском джангароведении ознаменовалось начало 80-х годов. Пятнадцать избранных песен «Джангара» были впервые опубликованы в 1980г. в Урумчи. Затем было несколько выпусков с текстами песен и их вариантами по мере поступления записей эпических текстов. Собранный богатый материал и накопленный опыт позволили китайским ученым осуществить фундаментальное трехтомное издание -публикацию в оригинале всего корпуса песен синьцзян-ойратской версии «Джангара». 

 

 

Авторизация

 

 

Яндекс.Метрика