Мы в социальных сетях:
Мы в социальных сетях:

Из Протокола Всетувинского Учредительного Хурала 13-16 августа 1921 года

ПРОТОКОЛ
первого революционного съезда представителей от всех хошуунов народа Танну-Тува, происходившего в местности Суг-Бажи с 13 августа 1921 года

Заседание 15 августа 1921 года.
При открытии заседания Буян-Бадыргы делает следующее заявление по поводу предложенного вчера проекта Конституции: Хемчикский хошуун, я ещё дома выработали свою Конституцию, в которую вошли Все параграфы предложенного на съезде проекта, кроме 5. Из этих пяти для нас неприемлемых является только один параграф, а именно: о правосудии, где говорится, что вопросы с пристрастием отменяются. При отсутствии свидетелей и отказе обвиняемых в сознание, мы не можем сейчас отменить палки и другие меры воздействия при следственном допросе преступников! К этому мнению хемчикских хошуунов присоединяются все остальные хошууны. Тогда на обсуждение ставится опорный пункт порядка дня, о правосудии.
Слово берёт председатель край ревкома Стрелков, который указывает на преимущество домов лишения свободы и принудительных работ в сравнении с наказанием палками. Далее он отмечает, что с введением новой Конституции преступлений будет меньше, пока всякое преступление есть продукт той обстановки, в которой живет и воспитывается человек, а если это обстановка улучшается, то и преступников станет меньше.

Обращаясь к товарищам Сафьянов разъясняет, что представители танну-тува не возражают против преимущества новых видов наказания, но они лишь высказывают мнение, что без побоев нельзя будет везти продуктивно предварительное следствие, так как как свидетелей почти никогда не бывает, а сами преступники не сознаются. После обсуждения этого вопроса представителями танну Тува слово берёт Сафьянов и в горячей речи убеждает съезд навсегда отказаться от позорного наследства тёмного прошлого – пыток и телесных наказаний при допросах преступников. Товарищ Сафьянов указывает, что если без применения палок преступление почему-либо и не раскроется, то позора для народа будет меньше, чем при допущении пыток и телесных наказаний. В заключение Сафьянов заявляет представителем Танну-Тува, что если они не отменят пыток и телесных наказаний, то он, как представитель Советской России, должен будет отказаться разбирать с ними впоследствии спорные дела и ,вообще, считает при этих условиях совместную работу невозможной.
Не смотря на доводы русской делегации, что палки ничего дать не могут, Буян-Бадыргы и ещё некоторые представители Танну-Тува продолжают настаивать на оставление их при допросе. В виду такого разногласия между русскими делегатами и представителями Танну-Тува, объявляется небольшой перерыв, во время которого предлагается обсудить создавшееся положение отдельно русской делегацией и тувинскими делегатами.

После перерыва от имени русской делегации обращается с заявлением к съезду Сафьянов. Он ещё раз указывает, что совершенно недопустимо оставить в силе старый позорный китайский закон о пытках, когда его даже отменила соседняя Революционная Монголия, и сам Китай также уже не применяет его. Русская делегация при разборе смешанных дел не мыслит себе применение пыток, а потому, если попытки будут оставлены, то русские отказываются обращаться к новому правительству со своими претензиями.
Представитель Монголии говорит о манифесте правительства, который гласит, что всякие пытки должны быть отменены в Монголии. Товарищ Сафьянов, ссылаясь на деятельность народно-революционного правительства в Монголии, настаивает на отмене пыток и указывает, что когда с Конституцией ознакомится впоследствии народное правительство Монголии и Советская Россия, то, если в ней останутся пытки, не будет ли стыдно представителям Танну-Тува перед этими государствами за свою культурную отсталость.
К уполномоченным краевого комитета народной партии Западной Монголии только что приехавший на съезд говорит, что телесное наказание уже не применяется: так, например, недавно даже государственных преступников вместо телесного наказания заставили возить дрова на фуре. После этого председатель съезда Буян-Бадыргы заявляет, что все представители ьанну-тува, заслушав и усвоив сделанные разъяснения, теперь соглашается с русской делегацией совершенно отменить телесное наказание и пытки и готовы принять параграф Конституции о правосудии в его начальном виде. Затем оглашаются на русском, тувинском, и монгольском языках все параграфы нижеследующей Конституции, которые принимаются съездом единогласно.

Конституция Народной Республики Танну-Тува
1. Республика Тува является свободным, ни от кого не зависящим в своих внутренних делах государством народа Танну-Тува. В международных отношениях республика выступает под руководством Советской России.
2. Все граждане Танну-Тува равны перед законом, издаваемым с согласия всего народа.
3. Республика заботится о просвещении народа и поднятии его культурного уровня.
4. Гражданам Танну-Тува предоставляется право исповедовать по своему усмотрению какую угодно религию. Духовенство и духовное сословие хобраков (хуураков), занимающихся хлебопашество и скотоводством, несут одинаково все общественные повинности, и потому могут наравне с другими гражданами занимать общественные должности. Духовенство, не занимающееся хозяйством, а живущие на средства, получаемые от богослужения, не пользуются правом вмешательства в гражданские дела и не несет никаких повинностей.
5. Республика заботится о здравоохранении все граждан.
6 Республика заботиться о создании собственных государственных средств и поднятии экономического положения страны при сотрудничестве с другими дружественными республиками, не допуская при этом захвата страны иностранными капиталистами.
7. Наказание палками, закапывание в колодки и применение пыток при допросах отменяется и заменяется штрафами и принудительными работами. Состоятельные лица штрафуются пользу общества и приговариваются к принудительным работам по решению суда. Не имеющие состояния привлекаются прямо к общественным работам. Для группировки лиц, приговоренных к общественным работам, центральным управлением Республики создаются дома лишения свободы.
8. Республика Тува ведёт в союзе с Советской Россией решительную борьбу с белобандитами и со всеми империалистами, стремящимися превратить территорию Танну Тувы в колонию иностранного капитала.
9. Верховной Законодательной власти в Республике принадлежит съезд всех хошуунов, который созывается не менее одного раза в год.
10. Депутаты всеобщего Танну-Тувинского съезда избираются от каждого хошууна отдельно на общих собраниях в количестве, пропорциональном числу населения в каждом сумоне, но не менее 2 человек от самого малочисленного сумма.
11. Высшая исполнительная власть принадлежит Центральному совету правительства, который составляется от каждого хошууна по одному представителю, в промежутке между съездами вся полнота власти принадлежит Центральному совету, который может издавать постановления в пределах настоящей Конституции.
12. Центральный совет управляет всеми делами Республики, созывает очередные всеобщие съезды и представительствует во внешних сношениях с другими государствами.
13. В своей деятельности Центральный совет руководствуется директивами всеобщего съезда и несёт коллективную ответственность перед ним.
14. Центральный совет собирается на очередные сессии не менее 4 раз в год по заявлению 2 членов совета в случае надобности могут быть созваны не очередные сессии совета. Между всеми делами совета и его административного управления руководит по очереди один из членов центрального совета.
15. Для ведения административных дел управления Центрального совета он приглашает технических работников в необходимом количестве по своему усмотрению.
16. Делами каждого отдельного хошууна отправляет заведующий по сумонам совместно с коллективом из 3 лиц, избираемым на сумонном съезде. Заведующий и коллектив созываются не менее 2 раз в год всеобщего съезда, директивами которых они и руководствуются .
17. Сумоны управляется коллективными советами из трёх лиц, избираемых на съезде сумона.
18. Все должностные лица хошуунов утверждаются всеобщим хошууным съездом.
19. Коллективы сумонов созывают по своему усмотрению съезды, на которых решаются все общественные дела сумонов.
20. Каждый сумон подчиняется управлению хошууна. Управление хошууна подчиняется Центральному совету.
21 . Неправильные постановления и действия хошунных съездов, а также действие отдельных должностных лиц могут отменяться Центральным советом, если они расходятся с постановлениями настоящей Конституции.
22. Функции правосудия возлагаются на: сумонный совет, хошунные коллективы, неподсудные хошуунам (дела) решаются Центральным советом.

Проект Конституции принимается единогласно.

(См.: История Тувы. Т. II. – Новосибирск, 2007. – С. 126-127; История Тувинской Народной Республики в архивных документах. 1921-1944 гг. /ЦГА РТ. – Новосибирск: Сиб. кн. изд-во, 2011. – С. 7-14; Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. II: Повесть о жизни; Гражданская война в Туве. – М., 2012. – С. 243-251; 254-257; Создание сувереннного государства в Центре Азии: протоколы хуралов 1921 года: К 70-летию образования республики Танну-Тува Улус / сост. В.А. Дубровский. – с. Бай-Хаак, 1991. – С. 5, 62-77). Моллеров Н.М. Истоки братства: РСТК в ТНР: исторический очерк. – Кызыл, 1989. – С. 29).

Поделиться ссылкой: