Мы в социальных сетях:
Мы в социальных сетях:

К 100-летию ТНР – Так рождалось государство

Желание политической элиты Тувы создать национальное государство росло и крепло по мере устранения внешнеполитических барьеров: колониальных устремлений царизма (во время Февральской и Октябрьской революций в России), колчаковского режима и военной интервенции (в ходе Гражданской войны).  Когда дорога к самоопределению «вплоть до создания самостоятельного государства» была расчищена, то вековая мечта тувинского народа о свободе обрела множество сторонников и материализовалась в государстве под названием Республика Танну-Тува улус.

До этого момента она веками лежала втуне, ожидая своего часа.  Под грузом внешних обстоятельств и из-за внутренней слабости никак не проявлялась. Тувинские политики, как могли, учитывали и временами меняли внешние ориентиры, поочередно устремляя свои взоры на Китай, Монголию или Россию, но никто из них долгое время не решался поднять свой голос за самостоятельность Тувы. Так было до той поры, пока они не уверовали в возможность обновления.

Их вера была сначала слабой, неокрепшей. И это понятно: в окружении больших государств, не обладая самодостаточным экономическим потенциалом, решиться на полную самостоятельность было непросто.  Поэтому все попытки представителя Сибревкома в Туве И.Г. Сафьянова побудить авторитетных людей Тувы собраться и обсудить свое будущее натыкались на молчание. В Туве думали: сейчас Россия занята собой, увязла в Гражданской войне, а китайские солдаты здесь, и за ними – сила. Но неудача китайцев под Оттук-Дашем в конце октября 1920 г. привела к утрате их  авторитета в глазах тувинских сторонников, и они перестали его поддерживать. А затем китайский отряд, дислоцировавшийся в местности Даг-Ужу, и вовсе был разбит тувинскими повстанцами. Захваченное в результате его разгрома оружие было передано И.Г. Сафьянову  во время его встречи с хемчикской делегацией в июне 1921 г. На этой встрече Даа-нойон Монгуш Буян-Бадыргы принес извинения за подневольное участие тувинцев  в оттукташских событиях на стороне китайцев. Все это свидетельствовало о решительном отказе от прежней ориентации на Китай.  Тувинские политики начали осознавать, что  ставка на Советскую Россию приближала для Тувы час самоопределения.

Этот вопрос и стал главным на упомянутой встрече. Хемчикские делегаты согласились с идеей созыва съезда 9 хошунов и провозглашения на нем национального государства. По вопросу об устройстве этого государства высказались Буян-Бадыргы и Сафьянов. Даа-нойон предложил оставить исполнительную власть в прежнем виде, на что возражений не последовало.  Он также выступил с инициативой о покровительстве Советской России молодому тувинскому государству на международной арене.  Это предложение, с одной стороны, свидетельствовало о все еще недостаточно окрепшей вере в собственные силы, с другой стороны, реально учитывало внутри и внешнеполитическую ситуацию, а главное – отсутствие у тувинского народа своего опыта государственного строительства.

Сафьянов же внес совсем новое для Тувы предложение – предусмотреть при устройстве молодого государства представительные органы власти всех уровней сверху донизу. Раньше при Цинах их не было, а в царское время в период протектората они только-только зарождались в лице краевого земства. Дискутировалось ли это предложение или нет по протоколу не видно. Но главное – оно было принято и получило в дальнейшем свое воплощение в создании тувинских хуралов.  На этой встрече также договорились о подготовке проекта конституции будущего государства.

Таким образом, события на Оттук-Таше побудили тувинскую политическую элиту развернуться лицом к идее государственного  самоопределения, а июньская встреча на Хемчике положила  начало  проработке вопросов внутреннего государственного устройства  (исполнительная и представительная власть) и защиты государства на международной арене (покровительство Советской России).  Более детальное представление об этом должна была содержать будущая конституция.

После встречи на Хемчике прошло почти два месяца. И вот собрался Всетувинский учредительный хурал. Только в  то время он так не назывался. Это верное по содержанию и значению название закрепилось за историческим событием позднее. Тогда его, отдавая дань традиции, называли съездом 9-и хошунов, несмотря на то, что на деле хошунов было менее девяти и что представители от Хазутского хошуна на съезд вообще не прибыли.

Съезд на какое-то время стал развилкой трех судьбоносных дорог. Дело в том, что самоопределение, хотя и было «вплоть до…», вовсе не означало осуществление единственного варианта – создание национального государства. Оно могло пойти и по двум другим дорогам, одна из которых вела Туву в состав Советской России, а другая – к присоединению к Монголии. Но доминировала на съезде идея самостоятельного развития.

За вхождение в советское государство, несмотря на благоприятную ситуацию, никто не агитировал. Советская Россия во всеуслышание заявила об отказе от продолжения внешней политики царизма. Главный советский представитель в Туве Иннокентий Сафьянов, хотя ранее и допускал вхождение Тувы в состав советского государства, но идея самостоятельного развития тувинцев была для него более предпочтительной. К ней он склонялся еще и потому, что ряд влиятельных советских руководителей (Борис Шумяцкий, Иван Смирнов) оказывали на него сильное давление, побуждая склонить тувинских политиков не к советскому, а к бесперспективному в Туве монгольскому варианту. Еще в царское время он осуждал и маньчжурское владычество, и протекторат России одинаково и в равной степени, а позднее принес в Туву идею самоопределения вплоть до создания государства.

С целью увлечь Туву идеей присоединения к Монголии на съезд прибыл бывший глава первого монгольского революционного правительства К. Чагдоржав. Ему была предоставлена возможность  побывать в тувинских хошунах и пообщаться с народом. Но его на местах не поддержали. Не поддержали и делегаты съезда. Но все же монгольское влияние на них сказалось. После доклада Буяна-Бадаргы они почему-то проголосовали за исключение из состава Тувы Хазутского хошуна, «как вошедшего в состав Монголии». Поэтому, к сожалению, тувинское государство, едва возникнув,  понесло территориальные потери.

14 августа 1921 г. была провозглашена Республика Танну-Тува улус Позднее она не один раз переименовывалась, но все варианты названий были близки к наиболее распространенному: «Тувинская Народная Республика». Самый первый вариант названия также ему близок. Это день стал для Тувы историческим и в наши дни отмечается как День Республики. А на следующий день 15 августа делегаты обсудили и приняли первую конституцию первого тувинского государства. Не во всем совершенную, но очень нужную и означавшую эпохальный шаг от общества обычного (устного) права к конституционному государству. Но, думаю, об этом стоит рассказать отдельно.

 

Николай Моллеров, заместитель директора ТИГПИ при Правительстве РТ по науке,

доктор исторических наук, заслуженный деятель науки Республики Тыва

 

Поделиться ссылкой:

Related Posts