Мы в социальных сетях:
Мы в социальных сетях:

Политические ветра переменчивы, а наука постоянна

Начну с истоков этого вопроса. Когда в конце первого десятилетия 2000-х я преподавал в Тувинском государственном университете, то нередко по дороге на Ленина 5 (истфак) и обратно забегал в известную многим избушку Монгуша Борахоевича Кенин-Лопсана. Мы с ним беседовали об истории и культуре. Монгуш Борахоевич понимал значение исторического факта и ценил, что я пишу, опираясь на архивные документы.
Как-то он мне сказал: «Слушай, Николай, ты, когда будешь в институте, скажи вашему Баир-оолу, пусть он зайдет ко мне. Я хочу ему объяснить, что он ошибается, приписывая стихи в моем романе Буяну-Бадыргы. Может нехорошо получиться. Один скажет, другие подхватят – и пойдет… Я просто вложил свои стихи в уста моего героя. Это художественный прием. Думаю, что мне, как автору романа, он поверит». Его просьбу при случае я передал Монгушу Сендажиевичу, а заходил ли он в избушку к Монгушу Борахоевичу не знаю. Во всяком случае, о своей ошибке он коллегам не говорил, а в печати больше вопроса не поднимал.

 

Но «эстафету» подхватили другие. Стихи перевели на русский язык. Начали изучать их художественные достоинства. И главное – тиражировать из издания в издание. Приведу здесь два совсем свежих примера. Например, в книге Хонук-оола Монгуша «Пандидо Чамзы-Камбы» (2021) можно прочитать: «Находясь в тюрьме, Ак-Монгуш Буян-Бадыргы написал стихи, которые поражают глубиной и трагизмом». И далее идут стихи в подстрочном переводе на русский язык Эдуарда Мижита. На оборотной стороне обложки своей книги «Путешествие в историю Тувы…» (Абакан, 2021) Валерия Кан поместила несколько четверостиший на тувинском языке с подписью под ними «Монгуш Буян-Бадыргы…».
В этом упорном стремлении «обмануться» и «обмануть» поражает не сам факт конъюнктурной перекройки живой ткани истории, а то, что делают это люди, как правило, ученые: историки и филологи. И никто из них даже не задал себе вопроса: «А как посмотрел бы на все это сам Буян-Бадыргы? Остался бы доволен или возмутился?». А может быть, он и вовсе не любил стихи. Ведь о вкусах не спорят. Во всяком случае, если речь заходит об исторической личности, надо предельно точно придерживаться исторической истины. Да и с точки зрения авторских прав ученого д.и.н. Монгуша Борахоевича Кенин-Лопсана надо тоже на это все посмотреть.
Все же, думаю, что это отклонение от истины временно. Как говорится, пройдет и это. Точно также одно время Буяну-Бадыргы приписывали авторство Конституции ТНР 1930 г., но позднее, все же учли, что в период подготовки конституционного проекта, он находился в тюрьме. Так и стихи обретут своего настоящего автора.


Как историк еще замечу, что не все строки стихов строго соответствуют исторической правде. Так меня сильно смущает строка из «Печали моего времени»: «Даже мыши и мухи не обидел я в жизни». Из документов конца 20-х годов прошлого века знаю, что по решению бывшего нойона был насмерть забит отец одного из работников правительства ТНР. Помню также сцену из произведения К-Э. К. Кудажи «Улуг-Хем неугомонный», где Буян-Бадыргы вершит суд, и приговоренного бьют по щекам шагааем. Но здесь я уклонился в сторону от вопроса об авторстве стихов и перешел к вопросу об их исторической достоверности. А это уже, как стало модно теперь говорить, другое. Но, это отклонение я сделал с намеком. Пример с авторством стихов единичен, но он наглядно показывает, как может искушать ученых политическая конъюнктура. Только есть и, увы, еще будут новые подобные случаи, возникшие из-за неведения или ради корысти.
Хорошо знаю своих коллег. Это редкие специалисты, яркие и духовно богатые личности. Просто нам не следует иногда снижать планку и забывать о роли науки и ученых в обществе. Политическая конъюнктура азартна, но недолговременна. Когда она неожиданно ускользает, то ученый остается один на один со своей совестью.

Николай Моллеров, доктор исторических наук, научный руководитель ТИГПИ при Правительства РТ

Фото:
1. М. Б. Кенин-Лопсан и Н. М. Моллеров на крыльце музейной избушки. 20 лет назад.

2. М. Б. Кенинг-Лопсан за рабочим столом 20 лет назад. Фото по его просьбе сделал Н. М. Моллеров.

#Тыванаука#ТИГПИ#история#НиколайМоллеров

Поделиться ссылкой: