Мы в социальных сетях:
Мы в социальных сетях:

Салчак Савыр – один из искусных мастеров Бай-Тайги

Журнал “Искусство Евразии” (The Art Of Eurasia), № 3 (14) ● 2019 eISSN 2518-7767

Аннотация: Автор статьи на основе воспоминаний свидетелей исторических событий, в которых принимали непосредственное участие мастера-умельцы, ставит задачу – осветить неизвестные широкой общественности сведения о Салчаке Савыре Чамыяновиче – мастере-ювелире, эмчи-ламе, который провел шесть лет в сталинских лагерей. Возвратить запятнанное имя одного из ярких представителей Бай-Тайгинских мастеров-умельцев, на основе живых свидетелей составляет актуальность данной темы.
Обращение к биографическим сведениям о мастерах-умельцах, раскрытие их разносторонних талантов имеет важное значение для восстановления преемственной связи между поколениями мастеров народного искусства, а также для сохранения истории рода.
Ключевые слова: Тува, көъп-сөөкские салчаки, эмчи-лама, искусный мастер, кузнец-ювелир, тувинские шахматы.

Введение
Ранее в Туве, у каждого рода были свои талантливые люди, мастера-умельцы, которые внесли свой вклад в историю своего рода в частности, а также в развитие тувинского народного искусства в целом. Ознакомление современного читателя с их жизнью деятельностью очень важно для сохранения культурного наследия тувинского народа.
Целью данной обзорной статьи является восполнение утраченных знаний по истории родного края, а именно о жизни и деятельности мастеров-умельцев на основе воспоминаний живых свидетелей.
Автор данной статьи – младший сын искусного мастера из рода салчак м. Көъп-Сөөк Бай-Тайгинского кожууна Салчака Савыра Чамыяновича (1916 – 1973), Салчак Василий Савырович впервые представляет широкому читателю собранные им сведения из архивов и воспоминания свидетелей о своем отце. Основные информанты – старший брат Савыр Барчин Салчакович (1936 – 2019) и известный камнерез Саая Көгел Мижитеевич, 1930 г.р.. В ней мы впервые освещаем об искусном мастере Салчак Савыр Чамыяновиче. С помощью метода описания автор раскрывает его разностороннюю многопрофильную деятельность.
***
По официальным документам, Савыр – сын знаменитого шамана Чамыяна (по произвищу Доскаар-хам) из рода Көъп-Сөөкских салчаков Бай-Тайги родился в 1916 году в местечке Саамчыыр.
Родной отец Савыра – Соспук был сильным борцом своего кожууна и, как говорят в народе «мастером на все руки». А приемный отец Чамыян был родным братом отца Соспука – Хопуйлана. У знаменитого шамана Доскаар-хама (иногда его называли Кожуун-хам – букв. Кожуунный шаман) было четыре дочери (он не имел сына), поэтому, когда жена двоюродного брата Соспука Хокпээ была беременна вторым ребенком, шаман обратился к ней со словами: «Попросил я у духов Синего Неба и родных мест, чтобы моя невестка родила способного, искусного мальчика», затем продолжил «я пришел для того, чтобы посоветоваться с вами об усыновлении маленького, который еще находится в материнском чреве»… Так усыновленный мальчик стал самым младшим братом (хеймером) четырех дочерей Чамыяна – Санаа, Долзат, Сендажы, Белек. Он рос изнеженным, своевольным ребенком.
С 7-летнего возраста до 14 лет Савыр был хувураком (послушником) Көъп-Сөөкского хурээ (монастыря). Служил хувураком вплоть до запрещения буддийского учения – закрытия, разрушения, сожжения дацанов и уничтожения желтой религии в Туве (1930-40 гг.). Благодаря поддержке наставника Чымба-Хелина, он еще в молодом возрасте имел религиозный сан хелиң (гелонг), стал эмчи-ламой (ламой-лекарем), изготавливающим из местного сырья лекарства традиционной тибетской медицины. Савыр знал тувинский, русский, алтайский, монгольский, тибетский языки, владел санскритом, старомонгольским и тангутским письмом, пользовался латиницей и кириллицей. Он в свое время был одним из сильнейших игроков тувинских и классических шахмат в кожуунах Западной Тувы. Савыр был одним из знаменитых мастеров Бай-Тайги по пошиву мужской, женской, детской одежды и обуви, по тиснению кожаной посуды, конской утвари, отлично работал по дереву и камню, плотничал, столярничал, делал решетки и тонкие жерди юрты, аптара – сундуки, үлгүрге – посудные шкафы, а также стал самым искусным кузнецом-ювелиром.
Сын Салчака Соспука Савыр и дочь участника Кобдинской войны (1912-1914), героя Танну-Тувы Хертека Наадын-Хөө дзанги Бопаш в 1939 году создали семью в родном местечке жениха Көъп-Сөөк.
Юрта Савыра и Бопаш, по тувинскому обычаю, ориентирована по оси запад – восток. Вход – с восточной стороны. Сторона юрты, где стоит алтарь с изображениями божеств, находится на западе. В центре юрты расположена железная печь с трубой. Юрта была привлекательной, с 8-ю решетчатыми складными стенами; края войлочного покрытия по кругу обшиты узким отрезком красного сукна; лентообразные волосяные веревки, закрепляющие войлок на юрте, скручены из шерсти сарлыка – яка. Почетное место юрты (дөр) обставлено 2-мя аптара (вид сундука – передняя, видимая сторона сплошная), 4-мя шулгуурга (вид сундука –передняя, видимая сторона разделена на четыре клетки); далее на женской (северной) половине – кровать и үлгүрге – посудный шкаф, все украшенные орнаментом; на мужской (южной) половине – ближе к двери развешаны сбруя: недоуздок, узда с серебряными бляхами, конские путы, тренога, аркан из сыромятной кожи, седло с выделанным из верблюжьей кожи чепраком; далее расположены кузнечные, столярные металлические инструменты, горн из меха; деревянные ступа и пест, самогонный аппарат и т.д.
В то время Савыр и Бопаш имели достаточное количество имущества и скота. В юрте предприимчивой молодой семьи часто гостили родственники, друзья, у них останавливались незнакомые путники, а хозяйка их угощала горячим молочным чаем и вкусной едой кочевников: далган, тараа, өреме, тарак, ааржы, курут, ээжегей и т.п.
Во времена Тувинской Народной Республики и Советской Тувы Савыра, считая его представителем эксплуататорского слоя, эмчи-ламой желтой веры, сторонником тибетской медицины, противником советской власти, не принимали в члены Товариществ животноводства и земледелия (Тожземы), колхозов родного кожууна. Он до конца жизни занимался единоличным хозяйством. Обрабатывал родовую землю, сеял пшеницу, ячмень, овес; занимался кустарным ремеслом (в основном ювелирными изделиями), плотничал, столярничал; собирал лекарственные растения, совершал традиционные обряды, читал сутры; изготовленными вещами обменивался скотом.
Заказчики ювелирных изделий, юрточной утвари, конской сбруи – всего того что умел делать из металла, дерева, кожи, меха и шерсти предприимчивый Савыр – жили в Бай-Тайге, Барун-Хемчике, Монгун-Тайге, а также в Горном-Алтае. Жена его Бопаш занималась хозяйством, следила за домашним скотом, сбывала всё то, что делал муж.
Когда семья Савыра жила в Көъп-Сөөке, она зимовала в местечке Ээрээн, их летнее кочевье находилось в Дыттыг-Хеме, осеннее стойбище – в Ээр-Хаваке Көъп-Сөөкской долины, а весной они останавливались в местечке Тейлер.
Весной 1941 года, по житейским обстоятельствам, они перекочевали в сумон Шуй, где жили родители Бопаш. У них в семье родились семеро детей. Сыновья: старшие Сарыг-оол (1936-2008), Барчин (1938-2019) и самый младший Василий (1960); дочери: Долгар (1940-1952), Караштаан (1942-1975), Бакмаа (1946-2010), Дензенмаа (1949). Родители воспитали их достойными людьми. Дети эмчи-ламы Савыра – 3 сына стали учителями, две дочери – врачами. Сарыг-оол и Василий окончили Кызылский педагогический институт, Барчин – Новосибирский институт советской торговли (более 15 лет преподавал в Кызылском кооперативном техникуме), Бакмаа – Томский, Дензенмаа – Красноярский медицинский институты.
Летом 1941 года, когда началась Великая Отечественная война, семья Савыра в помощь фронту – красному обозу передали в дар 22 лошади, 16 волов, хозяин доставил свой скот вместе с другими погонщиками из Бай-Тайги до Чедерской степи Тандинского кожууна (расстояние более 300 км.).
Наша мама Бопаш Наадын-Хөөевна рассказывала брату Барчину: «В те времена на территории сумона Шуй все жили в юртах, не было ни одного дома, хозяйственных построек, даже скот держали в открытом загоне. В юрте неудобно было столярничать, поэтому ваш отец в местечке Калбак-Өдек построил дом, избу-мастерскую, где занимался кузнечным и столярным делами, склад-кладовку. Рядом с домом ставил юрту, а также разбивал двухместную палатку» [1, 1-8].
Наш отец – искусный кузнец, ювелир, плотник, столяр, портной имел очень много разнообразных инструментов: большой, средний, маленький наковальни, пилы ручные для распиливания бревна на доски, ножовки для металла; было много разного размера рубанок и фуганок, тесел, молотков, топоров, щипцов, клещей, зажимов, резцов, зубил, напильников, рашпилей, сверл, долото, шило, а также металлических, деревянных, кожаных, бумажных лекал, шаблонов. Собрать в полном составе столько инструментов было очень сложно.
Нашему отцу араты часто заказывали следующие изделия: предметы быта (мебель, инвентарь юрты): аптара, шулгуурга – сундуки, ширээ – стол, стул, үлгүүр – шкаф, кровать; алгый – небольшая плоская чаша, илбек – крюк для вытаскивания мяса из горячего котла, кыскаш – кочерга; сбруя, снаряжение для коня: недоуздок, узда, седло, подкова, сани, телега, чагы – доха из козлиной шкуры, хөндүрге – нагрудник (в упряжке вола, коня), кудурга –подхвостник (вид подпруги, предотвращающий сползания седла вперёд), сыдым – кожаный аркан, лассо, төрепчи – чепрак, деспе – узорчатые куски кожи по обеим сторонам тувинского седла, которые прикрывают верхнюю часть ремней стремян, таалың – перемётная сумка, кымчы – кнут; ювелирные изделия: чулар, чүген белдирлери, эзер базыткыыштары – серебряные, медные, латунные бляхи на подушке седла, на узлах узды; өөктер – пуговицы; женские украшения: серьги, кольца, перстни, шпильки и т.п.
Барчин Салчакович в своих воспоминаниях пишет: «Наш отец не устанавливал цены на дорогостоящие изделия. На такие изделия заказы делают состоятельные люди, которые, не обидев мастера, могут предложить достойное вознаграждение.
Зерновые культуры наш отец сеял на 3-х участках, в местечках Базарак-Адаа, Базарак-Устуу сумона Шуй и Бедик-Бел сумона Эрги-Барлык. Поэтому собирал урожай больше чем достаточно. Излишками хлеба и изготовленными разными заказами обменивался жителями сумонов Шуй, Каргы, Саглы, Чиңге-Каът, Эрги-Барлык, Тээли, Кызыл-Мажалык (ныне территории этих сумонов входят в Бай-Тайгинский, Барун-Хемчикский, Монгун-Тайгинский, Овюрский кожууны).
С чабанами и охотниками обменивался яками, лошадьми, каменной солью, средствами народной медицины: сыын мыйызы – рога марала, хая-чугу – мумиё, адыг-өдү – сушеная медвежья желчь; с теми кто жили в поселках, кожуунном центре, золотом прииске Чинге-Каът – мукой, сахаром, плиточным чаем, швейной машиной, сепаратором, палатками, плугом, бороной, железом и серебром; некоторые заказчики рассчитывались деньгами. На вырученные деньги он покупал: кузнечные инструменты, разноцветные масляные краски, юфт – кожу, сафьян, хомут, лопаты, пиалы, шелковые и другие ткани, и также всем, что необходимо в личном хозяйстве» [1, 1-8].
В январе 2010 года о нашем отце мы записали на аудио-видео кассеты воспоминания его земляка, известного камнереза, буддийского Учителя Көгела Мижитеевича Саая (1930 г.р.), члена Союза художников России (СССР), лауреата государственной премии им. Репина, заслуженного работника культуры Республики Тыва. Он нам сообщил много ценных сведений. Некоторые из них приведем здесь: «Савыра Салчака я знаю с детства. Когда он был еще молодой, даже не был женатым, часто захаживал в нашу юрту. Он был другом, приятелем моего отца Мижитея. Они вместе делали подковы, я с 6-7 лет помогал им вздувать горн. В то время, когда запретили деятельность монастырей, мне неизвестно было, что он был ламой, а слыл мастером на все руки. Отлично изготовлял и разрисовывал аптараа и другую мебель, «по уровню мастерства в этом деле степени Савыра никто не достиг» – говорили его земляки.
Когда я был маленьким, в начале 1930 годов Көъп-Сөөкское хүрээ было сожжено, все хозяйство уничтожено. А после вхождения Тувы в состав СССР, на верхах было принято решение о восстановлении разрушенных религиозных объектов. В 1946 году в Бай-Тайге новую Көдүргелиг Дуган-Өг (букв. Юрта-Пагода) с полосой ткани, протянутой сверху от дымохода до верхней части двери юрты, смастерил, кроил и шил Савыр. С восхищением смотрел на эту юрту. Кроме көдүрге на четырех сторонах войлочной кровли юрты многослойными разноцветными тканями были вышиты четыре бабочки.
Савыр отличился по мастерству и на железные изделия. В 2000-е годы Сергей Кочаа, мастер-резчик агальматолита, мастер тиснения по коже, мастер художественного литья [2] со своими помощниками на основе современных технологий, на современных станках, попытался повторить ювелирную работу «Тыва шыдыраа» – «Тувинские шахматы», фигуры которой с одной стороны из меди, с другой – из латуни. Эти фигуры не просто отлиты, на плечах (офицерских погонов) белого короля сделаны бахрома, у ферзей и пешек с обеих сторон на хвосте – цветочки. Каким образом он делал их выпуклыми, уму непостижимо. Также тоненькие ножки этих фигур, не говоря об основной форме тела, внутри ничем не заполнены, полые. О том, как он отливал тувинские шахматы, спрашивал мой отец, кузнец Мижитей, у которого отец, дедушка, прадедушка были известными кузнецами, Савыр детально комментировал, я в детстве слышал их разговор» [3, 1-9].
Мне младшему сыну Василию, отец дал имя Күрүбазыр который впоследствии стал моим литературным псевдонимом, с 5-6-ти лет приходилось помогать отцу, кузнецу-ювелиру, вздувать горн. В последний раз отец сделал серебряными бляшками недоуздок и узду в 1971 году. ..
В 1951 году 25 июня во время посещения Золотого прииска Чинге-Каът на территории сумона Шуй, когда он приехал в магазин, с целью отовариться милиционеры задержали Савыра Салчака, как «врага народа», и увезли в кожуунный центр в с. Тээли. За что и на сколько лет осудили, где отсиживает наказание – семью не оповестили. В том году его детям было: Дензенме 1 год 8 месяцев, Бакме – 4, Караштаан – 8, Долгар – 10 (отца очень любила, после его задержания и осуждения, в 11 лет, сильно тоскуя по отцу, умерла), Барчину – 13, Сарыг-оолу 15 лет. Его семья в те суровые годы, чтобы выживать от неминуемого голода обменивала инструменты отца, искусного мастера на 14 барба (большой кожаный вьючный мешок) ячменя.
А в марте 1957 года Президиум Верховного суда Российской Федерации своим Постановлением признал полностью невиновным бывшего осужденного Салчака Савыра Чамыяновича как “врага народа” – за отсутствие в его действиях состава преступления [5, 580 – 581].
Салчак Савыр Чамыянович умер в 1973 году.
Заключение. Выше приведенные ранее неизвестные сведения о Салчаке Савыре Чамыяновиче раскрывают историю жизни и деятельности одного из талантливых мастеров Бай-Тайги. Сохранение памяти рода через призму исторических событий с помощью биографических сведений очень важно, особенно для молодежи. Только таким образом можно восстановить преемственность поколений, сохранить подлинные традиции народа, его материальные и духовные ценности.

 

Статья впервые была представлена на Межрегиональном фестивале мастеров народно-прикладного искусства  “Мөнгүн кержек” РТ в 2019 году.
Опубликована в “Искусство Евразии”. – 2019. – № 3 (14). – С. 178-186.
URL: https://readymag.com/u50070366/1483113/21/

ТИГПИ – ТИГИ – ТНИИЯЛИ (vk.com)

Поделиться ссылкой: