Мы в социальных сетях:
Мы в социальных сетях:

В 301-й Красноярской стрелковой дивизии воевали жители Тувы

Казалось бы, история Великой Отечественной войны уже повсеместно изучена и исследована, однако “белые пятна” продолжают в ней оставаться. Поиском таких “пятен” занимается Александр Самойкин. Изучая историю 301-й Красноярской стрелковой дивизии он выяснил, что в этом военном подразделении воевали и жители Тувы. Об этом он и пишет в своей статье. В настоящее время по своей инициативе Александр Самойкин ведет работу по созданию книги «Никто не забыт. Республика Тыва» о ветеранах-участниках Великой Отечественной войны из нашей республики, которые, пройдя всю войну, остались живы и вернулись назад. При этом большую помощь в деле увековечивания имен всех ветеранов войны из Тувы оказывает военный комиссариат республики, а также граждане, которым не безразлична память о своих предках.

***

ГИБЕЛЬ 301-й КРАСНОЯРСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

Зимой 1942 г. в результате Барвенково-Лозовской наступательной операции советских войск, проходившей  с 18 по 31 января 1942 г. с целью освобождения г. Харьков, в обороне образовался выступ к западу от реки Северский Донец глубиной до 90 километров и шириной до ста километров, который назвали Барвенковским. Его заняли советские 9-я и 57-я армии Южного фронта, а также 6-я армия Юго-Западного фронта.

В конце весны 1942 г. советское командование решило отбить у врага г. Харьков, наметив широкомасштабную наступательную операцию. От ее исхода в значительной степени зависело дальнейшее развитие событий в 1942 г. на всем южном крыле советско-германского фронта. Кроме того, наше командование уже в тот период надеялось перехватить у врага стратегическую инициативу, чтобы развернуть ход войны в свою пользу.

По плану, который был разработан к 10 апреля 1942 г. начальником штаба Юго-Западного фронта генерал-лейтенантом И.Х. Баграмяном, утверждён командующим войсками Юго-Западного фронта маршалом С.К. Тимошенко и членом Военного совета фронта Н.С. Хрущевым, а затем одобренным Ставкой Верховного Главнокомандования, 12 мая 1942 г. наши войска нанесли два сходящихся удара по харьковской группировке немцев.

Всего на момент начала майского наступления под г. Харьков силы Красной армии здесь составляли 640 тысяч солдат и командиров, свыше 1200 танков, 13 тысяч орудий и минометов, 926 боевых самолетов.

Им противостояла немецкая группировка под общим руководством фельдмаршала Фёдора фон Бока, которая насчитывала 636 тысяч человек (кроме немцев здесь были также итальянцы, румыны, венгры, хорваты, словаки, валлонцы), более 1 тысячи танков, около 14 тысяч орудий и минометов, более 1000 самолетов.

Но, как стало известно впоследствии, немцы заранее знали о советских планах, и позволили советским войскам втянуться в узкую горловину прорыва, чтобы затем ударить по флангам наступающей советской группировки и взять их в окружение. Поэтому немецкое командование намеревалось ликвидировать этот Барвенковский выступ сходящимися ударами из районов городов Славянск и Балаклея, чтобы разгромить и уничтожить  армии сразу трёх советских фронтов: Брянского, Юго-Западного и Южного.

Уже с 14 мая 1942 г. господство в воздухе над наступающими на Харьков советскими войсками прочно завоевала немецкая авиация: сюда были переброшены все силы немецкого 4-го воздушного флота. А 17 мая немцы начали контрнаступление против советской 9-й армии Южного фронта, нанося удар под основание Барвенковского выступа. 19 мая 1942 г. создалась явная угроза окружения наших войск. И только тогда было принято решение перейти к обороне. Но было уже поздно…

В итоге 6-я армия Юго-Западного фронта, 57-я армия Южного фронта и армейская группа генерал-майора Л.В. Бобкина оказались в полном окружении в «Барвенковском котле», который стал ловушкой для наших войск. Начиная с 22 по 28 мая 1942 г. окружённые советские части яростно шли на прорыв из внутреннего кольца окружения в различных местах. Но расчлененные и разрозненные, обескровленные в боях, они так и не смогли объединиться в едином мощном ударе…

***

В результате вся эта войсковая наступательная операция, продолжавшаяся до 29 мая 1942 г., закончилась для наших войск полной катастрофой: окружением и полным разгромом значительной части группировки советских войск Юго-Западного и Южного фронтов. При этом погиб целый ряд представителей советского высшего командования этих фронтов.

Общие потери Красной Армии по немецким данным составили более 240 тысяч человек. Немцы заявили о захвате ими 2026 орудий и 1249 танков. По нашим данным в ходе этой операции Красная Армия потеряла безвозвратно (убитыми и пропавшими без вести) 170 тысяч 958 человек и более 106 тысяч человек ранеными…

Это было одно из самых кровопролитных сражений во всей Великой Отечественной войне: каждые сутки наши войска теряли в среднем по 15 399 человек (убитыми, ранеными и пленёнными). Из числа окруженной советской группировки прорвалось назад только около 27 тысяч советских солдат и командиров…

В итоге советские войска потерпели тяжелое поражение и в дальнейшем были оттеснены за реку Северский Донец. Уничтожив эту группировку советских войск, немецко-фашистские войска заняли выгодные позиции для дальнейшего наступления на восток. Это в значительной мере и обеспечило им в дальнейшем летом 1942 г. успех прорыва через г. Ростов-на-Дону к г. Сталинграду и на Северный Кавказ…

Именно здесь, в результате этих событий мая-июля 1942 г., погибла сибирская 301-я Красноярская стрелковая дивизия 21-й армии Юго-Западного фронта…

***

301-я стрелковая дивизия формировалась в г. Красноярске с 10 декабря 1941 г. В ее состав входили 1050-й стрелковый полк, 1052-й стрелковый полк и 1054-й стрелковый полк, 823-й артиллерийский полк, 337-й отдельный дивизион противотанковых орудий (ПТО), а также 125-я отдельная зенитная артиллерийская батарея, 7-й отдельный минометный дивизион и 116-й отдельный минометный дивизион 120-мм минометов. Номером полевой почтовой станции (ППС) 301-й стрелковой дивизии стал № 1694.

… Почему я пишу так подробно о воинских подразделениях, входивших в состав дивизии? Да потому, что именно это позволяет в настоящее время по номерам этих подразделений в чудом сохранившихся ныне документах установить судьбу ее бойцов и командиров…

29 марта 1942 г. 301-я стрелковая дивизия прибыла на фронт. 7 апреля 1942 г. она была передана в состав Юго-Западного фронта и с 3 мая заняла позиции в составе 21-й армии восточнее г. Белгород Курской (ныне Белгородской) области. С началом Харьковской операции 12 мая 1942 г. 301-я стрелковая дивизия действовала на правом фланге ударной группы 21-й армии Юго-Западного фронта.

После начала наступления войска 21-й армии из района г. Шебекино продвинулись вперед на 15-20 км, но уже с 21 мая вся армия временно перешла к обороне. Новая попытка наступления была предпринята 21-й армией 24 мая, но успеха не имела.

На 20 мая 1942 г. 301-я стрелковая дивизия насчитывала 9943 человек личного состава, 35 полевых орудий, 4 зенитных орудия и 148 минометов. С 20 по 25 мая она продолжала вести манёвренные бои в районе п. Маслова Пристань.

10 июня 1942 г. немцы перешли в наступление, нанося удар в стык советских 21-й и 28-й армий Юго-Западного фронта. После мощного удара авиации и артиллерии противник прорвал нашу оборону. Под ударами врага полки 301-й дивизии начали отход на другой берег реки Северский Донец. Дивизия продолжала вести бои, отражая атаки противника на северной окраине г. Шебекино Шебекинского района Курской (ныне Белгородской) области.

12-13 июня войсковые соединения 21-й армии фланговыми контрударами попытались контратаковать фланг ударной группы противника от г. Шебекино на юг, но безуспешно.

После прорыва немецких войск за реку Северский Донец 301-я стрелковая дивизия оказалась в опасном выступе в окружении сразу трех пехотных дивизий врага, а 19 июня 1942 г. немецкие войска внезапно нанесли удар по правому флангу и центру дивизии. В результате ее оборона была прорвана. Части дивизии, понеся большие потери, вырвались из кольца окружения, но были оттеснены еще дальше на север. К 23 июня из состава 1052-го стрелкового полка дивизии, отрезанного от своих и оборонявшегося в урочище Дача-Шебекинская, вышло из окружения к своим одиночками или группами всего около 400 человек…

30 июня 1942 г. южнее г. Воронеж перешла в наступление немецкая 6-й полевая армии генерала танковых войск Фридриха Паулюса, атаковав участки обороны 21-й и 28-й армий Юго-Западного фронта. 301-я стрелковая дивизия стойко сдерживала атаки противника, но к исходу дня также была вынуждена начать отход на тыловой рубеж.

1 июля немецкие войска, введя в бой свой танковый корпус, начали стремительно развивать наступление на северо-восток, захватив г. Короча Курской (ныне Белгородской) области. Под давлением противника части левого фланга нашей 21-й армии и 28-й армии начали быстро отходить к реке Оскол. 301-я стрелковая дивизия также продолжала отход на северо-восток между реками Корень и Корочь в сторону городов Короча и Старый Оскол.

2 июля уже войска 21-й армии получили приказ отходить за р. Оскол. К тому времени оборона всей армии оказалась рассечена, и части ее левого фланга и центра просто откатывались за реку Оскол. А ее соединения, остававшиеся на правом фланге (8-я мотострелковая дивизия войск НКВД, 297-я и 301-я стрелковые дивизии) потеряли связь со штабом армии…

Немецкие войска немедленно организовали преследование отходящих колонн этих трех советских дивизий, нанося по ним удары. В результате более-менее организованно отойти за р. Оскол удалось только 8-й мотострелковой дивизии войск НКВД.

В ходе этого отступления 301-я Красноярская стрелковая дивизия вместе с 297-й стрелковой дивизией были разбиты и рассеяны авиацией и танками противника… К 9 июля 1942 г. вырвавшаяся из окружения 301-я Красноярская стрелковая дивизия насчитывала в своих рядах всего 359 человек…

Таким образом, в ходе боев она понесла тяжелейшие потери, потеряв свое командование, основные кадры и тылы, утратив материальную часть и практически весь свой личный состав. Дивизия была просто уничтожена противником…

Поэтому практически не осталось ни донесений, ни прочей документации, по которой можно было бы проследить гибель и захоронения бойцов и командиров дивизии. Фактически как боевая единица 301-я дивизия прекратила свое существование, после чего 13 июля 1942 г. была расформирована…

Большая часть офицерского состава дивизии впоследствии была учтена как «пропавшие без вести 1 июля 1942 г. в районе г. Шебекино Курской (ныне Белгородской) области». Впоследствии, пройдя через немецкий плен, выжил ряд командиров среднего и младшего начальствующего состава 301-й стрелковой дивизии.

А вот сведений о рядовых бойцах 301-й стрелковой дивизии 21-й армии Юго-Западного фронта практически вообще не сохранилось: вся документация дивизии в ходе отступления была либо уничтожена, либо утрачена. Поэтому судьбу рядовых бойцов и младших командиров 301-й стрелковой дивизии в наши дни, к сожалению, удается установить только по редким немецким документам, т.е. о тех из них, кто попал и находился в немецком плену, либо по судьбам тех из них, кто чудом выжил в ходе тех страшных событий 1942 г., пережил войну и вернулся назад…

Именно таким образом в ходе поисков по крупицам мне удалось установить имена трех наших земляков из Республики Тыва, которые погибли или пропали без вести, находясь в рядах 301-й Красноярской стрелковой дивизии.

Первый из них – ДОЛБИН Василий Демьянович, 1912 г.р., уроженец с. Никольское Крутинского района Омской области. Он был призван на фронт 26 января 1942 г. Бейским РВК ХАО Красноярского края, Бейский район. Старшина. Старшина стрелковой роты 1050-го стрелкового полка 301-й стрелковой дивизии 21-й армии Юго-Западного фронта. Последнее известие от него датировано 13 апреля 1942 г. Его отец Долбин Демьян Федорович проживал в г. Кызыле ул. Дружбы д. 104.

25 марта 1947 г. областным военным комиссариатом Тувинской области Долбин В.Д. был признан пропавшим без вести с июля 1942 г. Но в июне 1952 г., обращаясь с заявлениями в военкомат, его продолжала искать его мать Долбина Аграфена Васильевна, которая на тот период проживала в г. Караганда Казахской ССР. При этом она сообщала, что у пропавшего без вести Долбина В.Д. остался сын Долбин Анатолий Васильевич, 1938 г.р…

И вот в ходе поисков мною было обнаружено сообщение Шебекинского с/с Курской (ныне Белгородской) области от 26 июля 1945 г. В нем сообщается о том, что в июне 1942 г. Долбин В.Д. будучи раненным попал в немецкий плен. Он был расстрелян немцами 24 июня 1942 г. в с. Купино-Яблочково Шебекинского района Курской области…

Ныне он захоронен: Белгородская область, Шебекинский район, с.п. Купинское, центр с. Яблочково, братская могила. В этом воинском захоронении, помимо него, на июнь 2014 г. захоронено еще 34 военнослужащих РККА.

Второй из них – МЕЛЬНИЧЕНКО Иван Яковлевич, 1916 г.р., уроженец г. Шагонар Улуг-Хемского района. Он был призван на фронт из г. Кызыл 1 февраля 1942 г. миссией СССР в ТНР. Младший лейтенант. Командир взвода пешей разведки 1054-го стрелкового полка 301-й стрелковой дивизии. Согласно документов он пропал без вести 1 июля 1942 г. в районе г. Шебекино Шебекинского района Курской (ныне Белгородской) области. Его родная сестра Мельниченко А.Я. проживала в г. Кызыле.

Третий – НИКИТИН Антон Яковлевич, 1908 г.р., уроженец Куйбышевского района Западно-Сибирской области. Он был призван на фронт из г. Кызыл. Сержант. ППС № 1694. 1052-й стрелковый полк 301-й стрелковой дивизии 21-й армии Юго-Западного фронта.

В ходе поисков было установлено, что Никитин А.Я. умер от ран 27 мая 1942 г. в полевом передвижном госпитале (ППГ) № 124 передвижного эвакопункта (ПЭП) № 106 21-й армии Юго-Западного фронта. Он похоронен: Курская (ныне Белгородская) область, Шебекинский район, с. Красное, братская могила. По состоянию на июль 2014 г. в этом братском воинском захоронении захоронено 192 человека.

В ходе поисков удалось установить имена еще двух наших человек, которые воевали в рядах 301-й Красноярской стрелковой дивизии, но, к счастью, остались живы и проживали в Туве.

Первый – ГОРЕЛОВ Валентин Федорович, 1923 г.р., уроженец с. Ермаковское Ермаковского района Красноярского края. Он был призван на фронт 20 октября 1941 г. Ермаковским РВК Красноярского края. Рядовой. Автоматчик. 1050-й отдельный стрелковый полк 301-й стрелковой дивизии 21-й армии Юго-Западного фронта. Тяжело ранен 4 июля 1942 г. Уволен в запас по ранению. Он был награжден 16 августа 1946 г. в Каа-Хемском РВК Тувинской области медалью «За победу над Германией», 6 ноября 1945 г. медалью «За боевые заслуги».

Второй – ЩУКИН Александр Степанович, 1921 г.р., уроженец д. Ильинка Вагинского сельсовета Боготольского района Красноярского края. Он был призван на фронт Боготольским РВК Красноярского края, Боготольский район. Рядовой. 1054-й стрелковый полк 301-й стрелковой дивизии 21-й армии Юго-Западного фронта (с мая по  октябрь 1942 г.). Награжден 6 апреля 1985 г. орденом Отечественной войны 2-й степени. После войны он проживал в п. Хову-Аксы Чеди-Хольского района. Умер 4 сентября 2002 г. и похоронен в д. Сайлык Чеди-Хольского района Республики Тыва.

***

… А 301-я стрелковая дивизия вновь возводилась, но теперь уже как дивизия 3-го формирования. Она была вновь сформирована в июне-июле 1943 г. на Кубани на базе 34-й и 157-й стрелковых бригад, насчитывала до 12 тысяч солдат и офицеров и вошла в состав 9-го стрелкового корпуса. Помимо номера погибшей 301-й Красноярской стрелковой дивизии это была уже совершенно другая дивизия, и имела она совершенно другую историю.

Впоследствии она принимала участие в боях в Донбассе, на юге Украины, сражалась в Молдавии, Польше и Германии. Ее бойцы и командиры особенно отличились при освобождении городов Макеевка и Сталино (ныне г. Донецк), за что в сентябре 1943 г. дивизия получила наименование «Сталинская».

В марте 1944 г. дивизия была передана в 57-ю армию 3-го Украинского фронта, отличилась в Одесской и Ясско-Кишиневской наступательных операциях. В сентябре 1944 г. 301-я стрелковая дивизия вновь была переподчинена 5-й ударной армии, которая была переброшена на 1-й Белорусский фронт.

Здесь дивизия успешно действовала в Висло-Одерской наступательной операции: 14 января 1945 г. ее части перешли в наступление с Магнушевского плацдарма, прорвав оборону противника. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, успехи в боях на Висле при прорыве с магнушевского плацдарма, в развитии наступления к Одеру и завоевании плацдарма под г. Кюстрин, проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 марта 1945 г. 301-я стрелковая дивизия была награждена орденом Суворова 2-й степени

С апреля по май 1945 г. дивизия принимала участие в Берлинской наступательной операции и в штурме г. Берлин: ею был занят с боем пригород Берлина – Карлсхорст (где потом был подписан акт капитуляции Германии).

Таким образом, вновь возрожденная 301-я Сталинская ордена Суворова 2-й степени стрелковая дивизия, пройдя славный боевой путь, и закончила войну в самом логове германского фашизма – в г. Берлине…

***

В настоящее время мною ведется активная работа по созданию книги «Никто не забыт. Республика Тыва» об ветеранах-участниках Великой Отечественной войны из нашей республики, которые, пройдя всю войну, остались живы и вернулись назад. При этом большую помощь в деле увековечивания имен всех ветеранов Великой Отечественной войны из Тувы оказывает военный комиссариат Республики Тыва, а также граждане, которым не безразлична память о своих предках.

Поэтому в рамках реализации этого проекта уже сейчас предварительно я могу огласить имена тех воинов из Тувы, кто сражался в рядах 301-й Сталинской ордена Суворова 2-й степени стрелковой дивизией (3-го формирования).

Первый из них – ПОНОМАРЕНКО Максим Филиппович, 20.03.1924 г.р., уроженец с. Федоровка (Кундустуг) Каа-Хемского района ТНР (по другим данным – с. Моторск Каратузского района Красноярского края). Он был призван на фронт 5 декабря 1942 г. Каратузским РВК Красноярского края. Старший сержант. 1054-й Берлинский Краснознаменный стрелковый полк 301-й Сталинской стрелковой дивизии 9-го Банденбургского Краснознаменного стрелкового корпуса 57-й армии 3-го Украинского фронта. За период войны М.Ф. Пономаренко был два раза ранен: в июле 1943 г. на Западном фронте и в феврале 1944 г. на 3-м Украинском фронте.

Пономаренко М.Ф. был награжден 14 августа 1944 г. медалью «За боевые заслуги», 22 августа 1944 г. орденом Славы 3-й степени, медалью «За взятие Берлина», медалью «За победу над Германией», 6 апреля 1985 г. в г. Кызыле орденом Отечественной войны 1-й степени. Он умер 2 октября 2002 г.

Далее – ЗАПЕВАЛОВ Денис Карпович, 1897 г.р., уроженец д. Нижние Куряты Каратузского района Красноярского края. Он был призван 9 сентября 1942 г. Минусинским РВК Красноярского края, Минусинский район. Воевал на Северо-Кавказском, 3-м Украинском и 1-м Белорусском фронте. Сержант. Ездовой. Хозяйственный взвод 2-го стрелкового батальона 1054-го стрелкового полка 301-й Сталинской стрелковой дивизии 9-го Бранденбургского Краснознаменного стрелкового корпуса 5-й Ударной армии 1-го Белорусского фронта. Участник штурма г. Берлина.

Д.К. Запевалов был награжден 30 марта 1945 г. орденом Красной Звезды, 9 июня 1945 г. медалью «За боевые заслуги», медалью «За взятие Берлина», а 16 августа 1946 г. в Каа-Хемском РВК Тувинской области медалью «За победу над Германией».

***

Ранее, в рамках осуществления проекта по изданию новой редакции «Книги памяти Республики Тыва», вышедшей в мае 2020 г., были также установлены имена еще двух наших земляков, которые воевали в составе 301-й  Сталинской ордена Суворова 2-й степени стрелковой дивизии (3-го формирования), но погибли в период Великой Отечественной войны.

Первый – МАМОНТОВ Сергей Яковлевич, 1917 г.р., уроженец п. Тоора-Хем. Он был призван из Тоджинского района ТНР 2 февраля 1942 г. Рядовой. Стрелок. 1-й стрелковый батальон 1052-го стрелкового полка 301-й Сталинской стрелковой дивизии 9-го стрелкового корпуса 5-й Ударной армии 4-го Украинского фронта. Он погиб 23 ноября 1943 г. и похоронен: Украинская ССР, Херсонская область, Нижне-Серогозский район, севернее с. Екатериновка. Его отец Мамонтов Яков Евстигнеевич проживал в п. Тоора-Хем Тоджинского района.

Второй – ЯРОСЛАВЦЕВ Иван Иванович, 1926 г.р., уроженец п. Успенка Тандинского района ТНР. Он был призван из г. Кызыл 29 марта 1944 г. Рядовой. Стрелок. 1050-й стрелковый полк 301-й Сталинской стрелковой дивизии 9-го Краснознаменного стрелкового корпуса 5-й Ударной армии 1-го Белорусского фронта. Он погиб 3 февраля 1945 г. и похоронен (по документальным данным того времени): Германия, в 14 км восточнее от г. Врицен, Фольварк-Мерин-1 (в 2 км западнее от реки Одер). Его мать Ярославцева Фаина Григорьевна проживала в г. Кызыле ул. Щетинкина д. 37.

 

***

Мы победили в этой войне, самой страшной и кровавой из всех, что были, но всегда должны помнить о том, какой ценой за это было заплачено, помнить о тех, кто сложил свои головы ради того, чтобы жили их дети и внуки, жили на своей земле, свободно и счастливо, и чтобы над их головой всегда было мирное голубое небо…

Александр Самойкин

 

Поделиться ссылкой: