https://www.high-endrolex.com/22

Версия для слабовидящих

Восстание 60-ти богатырей (тув. Алдан Маадыр – 60 богатырей) – одно из наиболее крупных выступлений в истории тувинского национально-освободительного движения против маньчжуро-китайской власти. В 2023 году исполняется 140 лет этому историческому событию.

📖Из монографии «Тува в эпоху феодализма» известного ученого Тувы, кандидата исторических наук, Заслуженного деятеля науки Республики Тыва Монгуша Хургул-ооловича Маннай-оола (22 апреля 1933 г.– 16 сентября 2018 г.):

🖊…Одним из наиболее крупных выступлений тувинского народа было известное восстание 60-ти богатырей в 1883—1885 гг. в долине Хемчика, направленное против ига иноземных поработителей и внутренних феодалов. Хотя это восстание достаточно освещено в ряде работ по истории Тувы, кратко напомнить о нем здесь необ¬ходимо. Руководителями восстания были араты Самбажык, Кожагар-Комбулдай и мелкий чиновник Дажыма.

Основное ядро восстания, как известно, состояло из 60 человек, а общее количество непосредственных участников восстания доходило до 300 человек. На горе Кара-Даг в 10-15 км к западу от р. Хемчик восставшие образовали военный лагерь. Они были вооружены луками и стрелами, кремневыми ружьями, а порох и пули для них изготовляли сами. Кроме того, привязывали острые ножи к шестам и использовали их как штыки . В лагере они проводили боевые учения и расставляли часовых на возвышенных местах. Правители и чиновники двух хемчикских хошунов не раз пытались уговорить их вернуться в свои аалы и помириться с властями. Но участники восстания отвечали так: «Пока не пере¬бьем всех нойонов и чиновников, мы не остановимся «Чем быть под вашей властью, мы сделаем Кара-Даг ханом, а Оргу-Шоль (степь у подножья Кара-Дага, – М. М) троном». Это был смелый вызов эксплуататорам.

Всю зиму 1883—1884 гг. восставшие не только не подчинялись феодальным властям, но и совершали постоянные налеты на феодалов и торговцев, угоняли у них скот и раздавали бедным аратам.

Восставшие намеревались освободить из-под власти тувинских феодалов и маньчжуро-китайских завоевателей два самых многочисленных хошуна Тувы и установить в них свою власть. По словам очевидцев, они говорили: «Этой власти подчиняться не будем, а создадим самостоятельную власть».

Наибольший размах восстания падает на весну и лето 1884 года. Восставшие по-прежнему систематически совершали налеты на феодалов и торговцев, отбирали у них имущество и скот, призывали других аратов последовать их примеру. Они призывали: «Что вы сидите товарищи? Надо нестись верхом». Многие араты переходили на сторону восставших, а остальная масса трудящихся хотя непосредственно и не примкнула к ним, но по их примеру совершала подобные налеты на скотовладельцев, не подчинялась своим чиновникам.

Смелость, отвага восставших, отказ от подчинения властям и провозглашение свободы вызывали у населения горячие симпатии и поддержку. Восстание охватило значительную часть территории двух самых густо населенных хошунов Тувы. Отдельные группы восставших часто появлялись в долинах Хемчика, Алаша, Ака, Шеми, Чыргакы, Хондергея, Чадана, а также в Хандагайты, Чаа-Холе, Эйлиг-Хеме, Торгалыге, Саглы, Бора-Шае нынешнего Овюрского района и в других местах. Все участники восстания были простыми аратами, главным образом из наиболее бедной прослойки.

Правители хемчикских хошунов не смогли справиться с восставшими своими силами. Поэтому хемчикские нойоны и чиновники, сильно обеспокоенные действиями восставших и опасностью разрастания движения, обратились к российским торговцам и монгольским феода¬лам.

Осенью 1884 г. амбын-нойон провел мобилизацию населения во всех хошунах, где не было восстания, и создал карательный отряд в составе 300 человек. Карательный отряд во главе с чиновником, Торлуком. двинулся от ставки амбын-нойона в Самагалтае через Хан-Кагайты в Сут-Холь для подавления восстания.

В ноябре 1884 г. восставшие, узнав о создании кара¬тельного отряда, выступили из своего лагеря и двинулись к ставке монгольского дарги — правителя Бээзи – Вошупа. Они без труда арестовали этого чиновника и в течение 8 дней продержали его на Оргу-Шоле. А затем Участники восстания направились к ставке правителя другого хемчикского хошуна -Даа-хошуна Дугара. Дугар, заранее узнав о намерении восставших его арестовать, усилил личную вооруженную охрану и устроил вместе с подоспевшим карательным отрядом засаду.

Восставшие, не имевшие ясного плана боевых действий, под сильным огнем карателей беспорядочно отступили вниз по р. Хемчик. Часть восставших направилась на гору Бош-Даг, другие ускакали на лошадях к дальним горам. Группа восставших, укрывшаяся на Бош-Даге, была осаждена карательным отрядом амбын-нойона. Бой длился всю ночь. Стреляли главным образом каратели, восставшие отвечали на их выстрелы редко. Ночью они из кожаных попон и седел сделали чучела и поставили их на горе. Каратели продолжали вести огонь по чучелам. Тем временем участники восстания по крутому противоположному склону Бош-Дага Испустились и двинулись к устью Алаша.

На другой день отряды амбын-нойона и угердаа Дугара переправились через Хемчик. Бои велись с отдельными. группами восставших. Наиболее сильные столкновения происходили в устье Алаша и по левому берегу Хемчика в горах. В этих местах часть восставших была окружена отрядом амбын-нойона. Бои шли главным образом в- горах, и перестрелка велась издали, поэтому потери были незначительны. По общим подсчетам, восставшие потеряли 15 человек убитыми. У Бош-Дага был ранен один человек. Многие участники были захвачены в плен, небольшая часть их скрылась в тайге, остальные разбежались по сумонам. Феодалы исключительно сурово расправились с восставшими. Всех пленных свезли к устью Чыргакы, где производили допросы, подвергали их самым жестоким пыткам.

В марте сорок два активных участника восстания были отправлены на казнь в Улясутай. Очевидец событий Сельбен рассказывает: «Я был свидетелем того, как отправляли в Улясутай пойманных участников восстали. В Усть-Чыргакы поставили 10 юрт. Привезли из юрт восставших треножники и сделали из них оковы, в жестокий зимний мороз заковали в цепи ноги и руки Арестованных. Затем приковали к колодкам из толстого ствола тополя. Когда отправляли их в Улясутай, то пощадили на лошадей, на плечи накинули халаты так, что рукава болтались. Обнаженные руки были закованы в Цепи. Ноги были прочно привязаны к седлу. Так как у лошадей не было поводьев, то их погнали с привязанными к ним людьми, как обычно гонят табун. Присутствовавшие на казни рассказывали, как казнили героев. На человека, которому собирались снять голову, надевали уздечку, как на лошадь, затем, повесив на виселицу, вонзали штык в ключицу, выламывали ее и, когда шею вытягивалась, отрубали голову».

Головы казненных по распоряжению улясутайского [генерал-губернатора привезли в плетеных корзинках на верблюдах и для устрашения народа устанавливали на перевалах Хондергей, Адар-Тош, у горы Кара-Даг, где находился лагерь восставших, на перевале Оруктуг-Арт, на рр. Шеми, Чыргакы, в местечке Кара-Тей на р. Хемчике, к западу от р. Чадан — на перевале Бел-Арт и др.

Борьба этих борцов за народное счастье против угне¬тателей и защищавшего их феодального режима была упорной и героической, но неравной. У восставших аратов, как неоднократно подчеркивалось в литературе, не было единого руководства, ясной, конкретно разработанной программы борьбы. Они плохо представляли себе перспективу своей борьбы и ее конечные цели. Но восстание в целом имело большое историческое значение для дальнейшей борьбы народа за свое национальное и социальное освобождение, а также, что для исследуемой нами темы весьма важно, эта борьба способствовала укреплению национального самосознания тувинцев как формирующейся народности в условиях феодального строя.

Фото: картина «Допрос 60-ти богатырей», автор: Заслуженный деятель литературы и искусства Тувинской АССР, Заслуженный художник РСФСР С. К. Ланзы (1927-1977).

Поделиться ссылкой: